Правду не расслышать, она тонет». Fake news – главный термин последних лет о трагедии в Кемерево

В конце школы и на первых курсах университетах у меня – интернет-наркомана еще в досоцсетевую эпоху – была такая смешная иллюзия о том, что развитие интернета уничтожит информационное мракобесие и выведет на новый уровень осведомленность людей.

Частично эта иллюзия оправдалась: ютуб дал альтернативу телевизору, википедия сделала проще процесс обучения, а гугл дал нам возможность не стесняться задавать идиотские вопросы. Но совсем как в «Лабиринте отражений» Лукьяненко, окончательно перелезшие подоконник виртуальности люди принесли с собой все свои проблемы. Информационный поток увеличился в разы, но качественно не изменился.

Ситуация в Кемерово – самый свежий пример. Количество слухов и гуляющих по сети опасных мифов зашкаливает. На видео нашли «поджигателя», оказалось – не он. Телеканалы проигнорировали трагедию? Нет, показывают в полном объеме. ОМОН разгонит митинг? И близко такого нет.

И самое главное: Власти Скрывают. Власти не способны ни на что: ни проверить ТРЦ на безопасность, ни вытащить детей из пожара, ни наладить нормальную коммуникацию с родственниками пострадавших. Но Скрывать Правду у них почему-то получается прекрасно. Святая вера в общество Оруэлла. Хотя на месте находятся сотни очевидцев и пострадавших, журналистов и общественных деятелей, у каждого из которых есть возможность записать происходящее на камеру. Какой секрет можно утаить в таких условиях?

Очнитесь, мы давно живем в обществе Хаксли, где правду не расслышать, она тонет в огромном информационном шуме. Люди, которые удивляются тому, что «цифра жертв растет, а потом останавливается» вообще имеют представления о том, как происходят спасательные операции, ведется и подтверждается подсчет жертв? Кто-то может мне объяснить сакральный смысл занижения числа жертв с условных 300 до 64? Что, 64 это мало и не будет считаться страшным преступлением и трагедией?

Да, это особенность человеческой психики, особенно в условиях социального стресса. Во время урагана Катрина в Новом Орлеане 13 лет назад власти США получили сотни сообщений (основанных на слухах, разговорах и свидетельствах «очевидцев») о мародерстве, изнасиловании и чуть ли не случаях людоедства. В результате тщательного и многолетнего расследования подтвердился ровно один случай. Впрочем, и сейчас в Новом Орлеане хватает сторонников теории о том, что всесильные только в одном направлении Власти Скрыли.

Каждый день новый оборот вокруг информационного пространства Земли совершают новости про воткнутые в сиденья шприцы вич-инфицированных, физически уничтожающие компьютер вирусы из электронной почты, недостоверные сведения об умерших знаменитостях и прочие мутировавшие с советских времен истории про гроб на колесиках и черную простыню.

Главный термин последних лет не «информационный вакуум» и не «замалчивание правды», а «fake news» – ложная, непроверенная, информация. А в таких болезненных ситуациях распространение ложной, непроверенной информации нужно приравнивать к намеренной даче ложных показаний. Потому что завтра над определенным по версии соцсетей «поджигателем» могут совершить самосуд, а уверенная в сокрытии числа жертв толпа снесет в городе пару других торговых центров.

Станислав Рынкевич

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Правду не расслышать, она тонет». Fake news – главный термин последних лет о трагедии в Кемерево